"Мы боимся Monsanto"

Как борцы с борщевиком стали партизанами в войне с бизнес-монстром

02 февраля 2021 г.

Российские учёные нашли простой и безопасный способ истребления ядовитого сорняка, но предпочитают говорить об этом максимально осторожно.

Российские учёные подвели итоги двух экспериментов с топинамбуром. Первый из них провели в 2016 году, второй — в 2019-м. Суть была в том, чтобы распахать заросшие борщевиком поля и засадить их земляными грушами. В целом результат такой: эти похожие на картофель клубни — едва ли не единственный достойный противник для растения-монстра, которое стало настоящим стихийным бедствием не только в России, но и, к примеру, в США, где с борщевиком воюют уже не первый десяток лет.

Откуда взялся борщевик?

После Великой Отечественной войны в Советском Союзе стояла задача в кратчайшие сроки восстановить сельское хозяйство и накормить людей. Нужны были питательные, дешёвые и живучие растения на корм скоту. Учёные знали, что за океаном есть такое растение. Оно морозоустойчивое, за ним практически не надо ухаживать, его используют как силос. Это и был борщевик. Есть миф, что его купили в США и привезли в СССР. Но на самом деле в этом не было необходимости: в 1944 году известный ботаник из Грузии Ида Манденова нашла новый (то есть ранее неизвестный) вид борщевика на Кавказе. Она назвала его в честь выдающегося исследователя кавказской флоры Дмитрия Сосновского. Вскоре борщевик Сосновского начали целенаправленно культивировать по всей стране. Поскольку процесс этот был запущен при Сталине, много лет спустя данную культуру стали называть сталинской травой, сталинским диверсантом и даже местью Сталина. Правда, местью за что и кому — сейчас уже разобраться непросто. Есть ещё одна версия, что мстил на самом деле не вождь, а главный агроном СССР Трофим Лысенко: якобы он был врагом Сосновского и хотел таким образом навеки ославить своего оппонента, то есть прекрасно понимал последствия выращивания борщевика.

Последствия эти заключаются в двух вещах. Первое — борщевик ядовит. Широко известны случаи, когда дети делали из его стеблей трубки и смотрели в них, как в подзорные трубы, а потом слепли. Подвох в том, что растение не жжётся, то есть яд действует не сразу — он начинает работать под ярким солнечным светом. Он делает кожу и вообще любые ткани гиперчувствительными к ультрафиолету, что вызывает сильнейшие ожоги. И второе — борщевик выигрывает практически любую конкуренцию в растительном мире, от него крайне трудно избавиться. Если просто распахать поле и перемесить в земле корни, то они и в разорванном виде дадут новые всходы.

А после распада Советского Союза борщевик почувствовал на заброшенных полях полную свободу и стал разрастаться повсеместно: вдоль дорог, возле домов. Настоящее бедствие.

Топинамбур побеждает

Именно поэтому нынешние эксперименты с топинамбуром можно считать залогом великой победы над захватчиком. Их идея принадлежит фермеру, директору Научно-производственного центра по семеноводству топинамбура Наталье Анушкевич.

— На моих полях изначально рос борщевик, но, когда я стала выращивать на них топинамбур, борщевика после этого не было ни в каком виде, — рассказала она.

Выяснилось, что топинамбур во многом выигрывает благодаря мощной корневой системе — она уходит на глубину до трёх метров. У борщевика корни примерно 20–30 сантиметров. Теперь Наталья готовит к публикации свою научную работу на эту тему. В 2016 году на её полях устроили состязания двух культур на площади, равной примерно одному гектару. Осенью с воздуха сняли результат: исчезло 95% борщевика. В 2019 году эксперимент повторили, на этот раз обработали землю специально разработанным средством.

— Мы сначала просто скосили борщевик, затем вспахали землю, продисковали, то есть провели обычную подготовку для посадки, и посадили топинамбур. Но основное ноу-хау в том, что мы использовали определённые препараты, которые сейчас в процессе патентования, — пояснила исследователь.

Состав этих препаратов учёные пока не раскрывают, но уверяют, что он гораздо милосерднее тех, которыми пичкают землю в большинстве случаев. Основную работу проделывает сама природа, так что топинамбур может стать спасением от химии, подчеркнул в интервью Лайфу учёный, имя которого мы называть не будем.

— Не нужно вот этими гербицидами страшными поливать почву, которые вызывают рак и другие заболевания, болезнь Альцгеймера, которая напрямую связана с увеличением концентрации глифосатов. А глифосат — это основное отравляющее вещество, которое используют для гербицидной обработки борщевика, — подчеркнул исследователь.

Это может стать серьёзным препятствием на пути "большого паровоза типа Monsanto и Bayer", уверен исследователь. Напомним, Monsanto — известная транснациональная компания, мировой лидер в биотехнологиях выращивания растений, а также в производстве химических препаратов для уничтожения сорняков и вредителей. Этот бренд фигурирует во многих скандальных эпизодах. Известно, что именно эта компания выпускала вещество Agent Orange, которое использовали во время Вьетнамской войны и из-за которого дети в этой стране до сих пор рождаются с патологиями. Стоит упомянуть и о гербициде "Раундап", из-за которого в США несколько лет назад подал в суд заболевший раком крови садовник.

Если топинамбур позволит обойтись без подобных препаратов, это может оказаться не в интересах компании Monsanto (которая, к слову, недавно объединилась с Bayer). Выходит, научные работники хотели победить борщевик и неожиданно для себя стали партизанами в войне против супергигантов сельхозбизнеса.

— Это очень большая политическая борьба. Мы нечаянно в эту борьбу влились. Ещё раз повторю: нечаянно. Мы просто обнаружили, что есть безобидный способ бороться с борщевиком, — подчеркнул исследователь.

"Честь вам и хвала, если вы не боитесь"

По словам учёного, изучение возможностей топинамбура ведётся на энтузиазме, без какой-либо поддержки — "как пионеры в Доме творчества".

— Если вы будете что-то говорить, согласуйте с нами, потому что приедут те же представители Monsanto, напишут письмо в институт — и приедет какая-нибудь контрольно-ревизионная группа, и мы останемся ни с чем. И такие случаи уже были. Мы слышали уже печальные известия, когда просто учёные пропадали. Сударыня, честь вам и хвала, что вы не боитесь этого, потому что мы-то опасаемся. Мы не можем с ними (с Monsanto и Bayer. — Прим. Лайфа) соперничать ни в финансовом, ни в информационном, ни в каком отношении, кроме чисто человеческого, — говорит учёный.

Наталья Анушкевич пояснила, что представители крупного бизнеса предлагали "какие-то варианты сотрудничества" российским учёным, но договориться так и не удалось: подобные компании, естественно, заинтересованы в продвижении своих гербицидов, но учёные уверены, что это прошлый век и давно пора двигаться в направлении экологичности.

Источник: life.ru

© 2021 Ермачков В. А.