Крымский ученый вывел ультраскороспелый подсолнечник, сахарную кукурузу и сою без ГМО

Учеными Крымского международного института нетрадиционного растениеводства, экологии и здоровья созданы новые сорта кормовых, лекарственных, пряно-ароматических культур

Немногим известно, что в Симферополе существует уникальный Крымский международный институт нетрадиционного растениеводства, экологии и здоровья, главой которого является академик, заслуженный деятель науки 75-летний Виктор Головин. Институт этот держится на энтузиастах — без средств из госбюджета здесь выведено и селекционно усовершенствовано более полусотни сортов и гибридов. В результате многолетних авторских наработок, учеными созданы новые сорта кормовых, лекарственных, пряно-ароматических культур.

Впервые в практике мирового растениеводства районированы устойчивые против соли и острой засухи сорта многолетней клумбовой травы "Надежда Востока", мальвы курчавой "Приазовская-84", кохии веничной "Исток". От экзотических названий растений, которые тут проходят испытания, мелькает в глазах, это сорта амаранта, донников, молокогонного тифона, оригинальной культуры трифон, свербиги восточной, астрагалов.

Перспективными для Крыма в институте считают такие виды, как синсепалум, товматокок, кок-сагыз, гваюла, хлопчатник, хохобу...

"До 1998 года я возглавлял первое в СССР научно-производственное хозрасчетное селекционно-генетическое объединение "Гетерозис", затем, решением сессии ВС АРК, на базе НПО был реорганизован институт, — поясняет Виктор Петрович. — В Крыму у нас работает 7 человек, в Краснодаре — 14 и еще есть люди в Лутугино Луганской области".

АГРАРИЙ ГЕНЕТИКИ

Головин гордится, что является воспитанником самой известной в Союзе селекционно-генетической школы — Научно-исследовательского института растениеводства, селекции и генетики им. академика Юрьева в Харькове. Ученый агроном, увлекшись генетикой, стажировался в Москве и Новосибирске — у всех тогдашних корифеев науки.

"Я всегда задавался вопросом: почему из известных 300 тысяч видов растений, которые прописаны на планете, мы используем всего две-три сотни, а оставшиеся сотни тысяч нет? — говорит он. — Мне казалось, что это маловато, и я начал расширять". Долгое время жил и работал в Донецке, где, собственно, и родился. Затем судьба занесла в Крым. "Даже согласился быть депутатом в Алуште, по наивности полагая, что выделят гектаров 5 земли на ЮБК, чтобы мог выводить виды, не используя теплиц и прочих дорогостоящих комплексов", — продолжает ученый.

Увы, не получилось. Экспериментальные участки были также в Холмовке Бахчисарайского района, где закладывали лекарственные растения и получили оригинальную коллекцию сахарной кукурузы. "Я вел селекцию не только на продуктивность, но и на скороспелость, — поясняет академик. — И это мои початки прекрасной сладкой кукурузы продают на ЮБК, а я с этого ничего не имею. Или, например, в этом году в Восточном Крыму выгорела пшеница. Фермеры обратились ко мне за помощью. Я предложил засеять поля ультраскороспелым подсолнечником: в июле посеял и через два месяца — собирай урожай. За семена заплатили — по 15 гривен за килограмм (институт масленичных культур в Запорожье продает 1 кг за 50—90 грн). Но, получив урожай, со мной не рассчитались".

ЛИНИЯ ТОПИНАМБУРА

Красной нитью через все научные разработки Виктора Головина проходит мысль, что рыночные условия делают проблему рационализации растительных ресурсов все более приоритетной и в нашей стране. И все более актуальной задачей сельскохозяйственной науки и практики становится поиск дополнительных источников продовольствия. Агроном повел селекцию топинамбура и получил линию сортов, которые были более выровненные — почти такие же, как картофель. Зачем? А чтобы можно было легче обрабатывать технологически.

"По топинамбуру взял сразу два направления селекции: собственно, на качество, на высокий выход этого заменителя для диабетиков, чтобы и продуктивность побольше, и клубни покрупнее, — рассказывает он. — И антиселекцию — выбирал самое корявое, самое деревянистое и выводил еще более корявое и деревянистое — на два-три метра в высоту, чтобы стебель смог в будущем заменять древесину".

Кроме ультраскороспелого подсолнечника, сои без ГМО, топинамбура и стевии, один грамм сухого вещества которой заменяет 150—200 граммов сахара, в институте также есть уникальная коллекция амаранта. "В простонародье это щирица, — поясняет академик. — Лакомый продукт питания для свиней. Вообще, можно целый институт амаранта организовать, и он себя оправдает, потому что это высокопродуктивная кормовая культура. Кроме того, есть зерно-кормовое его направление — идет на лечебно-пищевые цели: муку амаранта добавляют в детское питание, при выпечке кондитерских изделий. А есть еще декоративный амарант — красивенький, для клумб".

Головин убежден, что в условиях нарастания температуры, дефицита пресной воды и загрязнения окружающей среды, доминантой должна стать "переселение" засухо-солестойких растений. "Мы предложили альтернативную программу — суходольного растениеводства, предполагающую переход сельскохозяйственного производства на богарные формы, — рассказывает он. — Учитывая тот факт, что лишь в Крыму более 100 тысяч гектаров приходится на засоленные земли, активно ведем селекцию на солестойкость, чтобы обеспечить массовое введение галофитов в культуру. Но, увы, фермеры не спешат налаживать контакт с селекционерами, потому что им надо выживать, они внедряют только то, что им точно даст урожай".

"НАДО КОРМИТЬСЯ, ПИТАТЬСЯ И ЛЕЧИТЬСЯ ТЕМ, ЧТО БЕЗ ГМО И РАСТЕТ У НАС"

Еще 25 лет назад Виктор Головин стал автором первого в мире проекта по созданию генетического банка растений без использования ГМО. Ученый мечтает воплотить свою идею в жизнь.

"Некоторые говорят, мол, то, что с ГМО — это продуктивно, но это также полезно, как американская демократия, — негодует он. — Это — новое зло, экологическое преступление, нельзя насиловать природу и вводить в нее ради сиюминутной выгоды совершенно чуждые элементы. Да, мы допускаем, например, химический фотогенез, когда изменяем структуру и ускоряем генетические изменения, мы даже делаем разными дозами радиоактивное излучение, но происходит это внутри своего генома. Мы не внедряем чужой геном, да еще животного происхождения".

По словам селекционера, в свое время именно его коллектив инициировал получение соевого молока — схожего с молоком коровьим и даже материнским. "Сейчас же соя почти вся с ГМО, а моя "чистая" никому не нужна — за прошедшие четыре года не заказали и килограмма", — сетует ученый. Он убежден, что сегодня важно сохранить исчезающие виды и уникальный растительный генофонд. Нужно создавать мощные научные центры по окультуриванию дикорастущих растений для многоцелевого использования. "Я был автором программы "Ліки України", — говорит Головин. — И с полной ответственностью заявляю: можно делать отечественные лекарства, которые будут в разы дешевле зарубежных. Надо кормиться, питаться и лечиться тем, что произрастает у нас, потому что организм эволюционно, на протяжении столетий, приспосабливается к этим видам продукта".

Ковалева Ирина

Источник: http://www.segodnya.ua

© 2019 Ермачков В. А.